Публикации

Главная » Статьи » ИНТЕРВЬЮ

Интервью с Джоном Гилмором, 1 часть

Источник              

Перевод: Карла Маркс

 

PW: Что побудило Вас написать вторую книгу о Джеймсе Дине, и как долго Вы воплощали идею в жизнь?

JG: Дональд Спото брал у меня интервью для своей книги "Rebel", что и побудило меня после стольких интервью для биографий (от Джо Хайемса,  Пола Александра, и конечно, Вэлла Холли, с которым я познакомился через Джеймса Шелдона), написать вторую книгу о Дине. Первая книга 1976 года была краткой и "безопасной", так сказать: моим намерением было рассказать о человеке, о том, что он из себя представлял, а не о фильмах или Индиане (типичная составляющая биографий). Это была попытка дать информацию из первых рук, чтобы создать более живую и правдивую картину того, каким он был, нежели анализировать  фильмы, журналы и уподобляться мифотворцам. 

PW: В обеих книгах есть ряд псевдонимов. Прошло достаточно времени, чтобы раскрыть некоторые их них?  

JG: Они содержат псевдонимы, но вы должны спросить о ком-то конкретно. 

PW: Карен Дэвис, начинающая актриса, которая считалась беременной от Дина на момент его смерти. В конце «Живи быстро», говорится о ее переезде в Торонто. 

JG: Она переехала в Канаду. Те, кого я знал в Нью-Йорке, говорили, что она была замужем. У них с Джимми были краткие отношения, как описано, она была беременна, но я не знаю, был ли это его ребенок, и родила ли она его. Эти сведения не эксплуатировались, возможно, из-за опасений ДНК-теста, так что у меня нет ответа. Я знаю, что она получила отступные от Warner Brothers. Ее имя было изменено в книге, и  останется в секрете.

 PW: После смерти Дина она искала остатки Spyder с другими людьми. 

JG: Она была писательницей и журналисткой в то время. 

PW: Шарон Кингсли из Нью-Йорка, которая практически разделась для вас с Дином на заднем сиденье  такси. Была ли она той же самой девушкой, которая  участвовала в сексе втроем? 

JG: Это ее имя. 

PW: Эльберс, нанятый студией Warner Brothers для устранения конфликта между Дином и  Стивенсом, и  других спорных вопросов?

 JG: Я должен был изменить имена этих парней. Таков уговор. 

PW: Эмори Миллер это  настоящее имя психолога Дина? 

JG:. Не могу назвать настоящее имя, потому что вердикт был: "Не для печати" 

PW: (?) Сол Розен, парень от студии, который заботился об актерах, и должен был разобраться, что делать с Карен Дэвис. 

JG: Это был псевдоним, который он попросил меня использовать.  Не слишком сильно, но имя я изменил.

PW: Карлтон Хейл - настоящее имя (Роджерс) Брэккет?

JG: Это его имя, или скорее то имя, которым он себя называл. Экс-друг (?) Это знал и Лампкин, автор «Speed». 

PW: Мириам Конли, девушка из Нью-Йорка?

JG: Настоящее имя Мириам. Она была очень красива. 

PW: Альфредо де ла Вега, художник, который был вашим с Дином покровителем. 

JG: Настоящее имя. 

PW: Дон Манфреди. Я, возможно, путаю его с вышеозначенным лицом.  

JG: Нет, Дон Манфреди это настоящее имя. Он был художником и сценографом на Бродвее. 

PW: Билл Смит, актер, о котором Вы упомянули вначале, и который пытался соблазнить вас. Он снимался в фильме Клинта Иствуда. Дин смеялся над его рукопожатием, говоря, что Смит мастурбирует с тем же захватом.  

JG: Билл Смит - настоящее имя (пишется как William Smith). Проверьте IMDB, там много его фотографий. К примеру, фильм "Any Which Way You Can", где Билл снялся вместе с Иствудом. Мы были друзьями на протяжении многих, многих лет. Он злоупотреблял психотропными веществами. Последний раз мы говорили около десяти лет назад. Его сын попал в тюрьму за наркотики (он приятельствовал с сыном Брандо). 

PW: В заключении главы 8 в «Живи быстро, умри молодым» в  виньетке  Джимми зависает на Третьей Авеню в нью-йоркском гей-баре, и рассказывает вам о коже, рабстве, о чем узнал от официанта. На протяжении десятилетий ходили слухи, которые хорошо Вам известны: Дин экспериментировал со всем этим в Нью-Йорке, а затем в Голливуде. Вы ничего не говорите по этому поводу в своей книге, и читатели должны это понимать таким образом, что Вы не принимали в этом участия?  

JG: Он не занимался этим, хотя для него было типичным получение разнообразного опыта. Я никогда не знал другого такого человека, который интересовался бы столькими разными вещами, потому что он не имел корней и стабильности, и легко балансировал на грани в самых разных областях. Мы оба любили мотоциклы, поэтому надевали кожаные куртки, которые были вторичны,  а не представляли фетиш, как это было у парней с Третьей авеню. Официант был одет в мотоциклетную куртку, но с мотоциклом рядом никогда не стоял. Джеймс Дин и я ходили в такой одежде в несколько заведений, просто чтобы эпатировать публику, но это было результатом его характера – шокировать и провоцировать. Большинство слухов о кожаной одежде и садо-мазо были придуманы Кеннетом Энгером, безнадежным писателем.

PW: Во всей книге Вы используете цитаты Стюарта Стерна. Вы, вероятно, согласитесь, что он был ближе к Дину, чем большинство людей? 

JG: Стюарт познакомился с Джимми во время съемок «Бунтаря». Мы с ним подружились позже, уже после смерти Джимми, были вместе совсем недолго, и много говорили о Джимми. Я не могу сказать, что он был близок с Джимми, кроме как в период съемок «Бунтаря»; даже тогда Стюарт не был ни на кого похож. Он мне очень нравился, и я не видел его уже много лет. В последний раз мы общались в начале 80-х,  он женился на танцовщице и переехал в Сиэтлл. 

PW: В ваших мемуарах «Обнажение Голливуда»  Дженис Джоплин спросила Вас, был ли Джимми геем. Когда слухи о сексуальности Дина начали муссироваться  широкой общественностью? 

JG: Люди всегда хотели быть осведомлены, кто какой ориентации, это восходит к сороковым. Если ты бисексуал, ты крутой в Сан - Франциско, здорово быть разбитным и бисексуальным. Дженис  сказала, что переспала бы с Джимми, если бы он был гетеросексуалом, и переспала бы, будь он геем. "Широкая общественность", как вы выразились, читает журналы, смотрит фильмы и не имеет представления, кто, что, почему и как. Они даже не в курсе «новояза», языка средств массовой информации. National Enquirer всегда использовал скрытый подтекст, и это было издание для широкой общественности. 

PW: Уильям Баст издает вторую книгу о Дине, которая появится в течение нескольких следующих месяцев. Он обещает рассказать все, что "закон и его слабое сердце не позволяли" раскрыть в 1956 году. Как Вы думаете, что он планирует опубликовать на сей раз?  

JG: Баст и я взаимодействовали по личным причинам, начиная с середины 1960-х годов. Я не читал его первую книгу, и не знаю, что он опубликует сейчас. На мой взгляд, Баст имеет один интерес: как можно больше выжать из всего этого (чего стоит тоскливая неубедительная картина о Дине по его сценарию). Я уверен, он будет эксплуатировать имя Дина, перефразируя факты самым эгоистичным и лживым образом. 

PW: В превосходной био Вэлла Холли Вы рассказываете о доверительных отношениях Джимми с высоким мальчиком, актером и танцором, с которым вы оба встречались. Вы убеждены, что что-то произошло между ними в течение лета 55. Комментарий? 

JG: OK, это личные вещи. Имя мальчика было Хупер Данбар. Он учился в Hollywood High в то время. Он увлекался поэзией, искусством, музыкой, и изучал современные танцы. Мы были в поиске новых отношений, и он чувствовал себя виноватым. Он был молодым двоюродным братом Салли Келлерман, с которой у нас был роман (и позже, в 60-х). Она говорила, что мы «разрушили» его жизнь. Он хотел познакомиться с Джимми, поэтому я посадил его позади себя на мотоцикл, и повез к Джеку Симмонсу на Сансет. Через некоторое время Джек появился вместе с Джимми (они ехали на кадиллаке Джека, который использовался для телевизионного шоу Вампиры). Я представил Хупера Джимми, и Джимми якобы сказал (со слов Джека), будто мальчик похож на "сорванца Джимми Дина". Позже Хупер поведал мне, что встретил Джимми снова, и он взял его на ужин. Не могу предоставить подробную информацию о том, что, возможно, происходило между ними. Вы же не просите подробностей о том, что произошло между Хупером и мной. 

PW: Что Вы думаете о различных попытках экранизировать биографию Дина, начиная с 1976 года? Портрет Дина, Наперегонки с судьбой, и недавний фильм TNT с  Джеймсом Франко? 

JG: Вы хотите честный ответ? Все это фигня.

PW: У Вас остались  личные вещи Дина, такие, как кожаные куртки?

JG: Нет. После развода с моей первой женой в 77, я избавился и продал многие вещи, которые имел. Я часто переезжал (из Лос-Анджелеса в Нью-Йорк, из Нью-Йорка в Лос-Анджелес), и многие вещи просто не сохранились, как и многие люди. У меня есть оригинальное стихотворение Джеймса, написанное им, но больше ничего. Практически все прошло, как три жены, три жизни. У меня есть фотографии Джимми. Две из них были опубликованы несколько раз. 

PW: Дэвид Далтон недавно заявил, что в ходе своих исследований для «Преображений Короля» в начале 70-х, он столкнулся с многочисленными гей-историями о Дине, но отказался от попыток подтвердить их,  или включить в свою книгу. В основном, он выразил искренние сомнения в их достоверности. Он также считает, что гомосексуальный аспект полностью подорвет стиль, и сделает из книги некую гей-литературу. Ваши мысли о подобном подходе? 

JG: В ранней книге о Дине, Далтона бы забросали камнями, если бы он предположил, что Джимми сосал член и трахался как и с мальчиками, и с девочками. С тех пор как я мягко намекнул на это в моей первой книге о Дине, я был белой вороной среди толпы на Среднем Западе. Тридцать лет. Я пишу дерьмо? Абсолютно нет. Расширенный промоушен далтоновской книги подстегнул меня написать свою. Далтон был настолько полон глупости и не оперировал фактами, что я сказал моему голливудскому агенту, что собираюсь написать статью о Джимми. Он спросил: "Почему  не книгу?" Я ответил, что не хочу делать книгу о нем. Я был одним из горстки людей (вместе с Джеком Симмонсом), кто не говорил о Джимми в течение двадцати лет. Через два дня мой агент сказал, что нашел издательство. «Пирамида» готова была выпустить Рональда Мартинетти, но они отказались в мою пользу – потому что я на самом деле знал Дина. Я был вынужден ответить, и после разрешения финансовой стороны, я решился это сделать. «Пирамида» выбросила книгу Мартинетти, и заключила со мной контракт. 

PW: Вы смогли взять интервью у Рольфа Вутериха, или использовали интервью Франкенберга?

 JG: Я знал Рольфа. Джимми, Джек, Рольф и я ездили в Hamburger Hamlet несколько раз. Он был хорошим парнем. Я любил его. Мы встречались один или два раза после аварии. Он был очень разбит этим, и рассказал мне несколько деталей. Я также использовал материал из другого интервью, потому что Рольф не говорил о нем. 

PW: Дональд Тэрнепсид умер в 1995 году. Вы когда-нибудь пытались с ним связаться? 

JG: Я разговаривал с кем-то еще, кто говорил с ним, но я всегда чувствовал ... что он ничего сказать не сможет. 

PW: Вы читали последние работы про Джеймса Дина, такие как книги Лиз Шеридан, Джорджа Перри, Уэса Геринга, или что-то еще? 

JG: Я знал Диззи в Нью-Йорке, уже после того, как Джимми порвал с ней и с Бастом. Она хотела взять у меня интервью для своей книги, и мы поговорили. Ее агент и соавтор, Энглунд, тоже расспрашивал меня о тех старых днях. Диззи прислала мне свою фотографию, которая появляется в Онлайн-Fast. Я до сих пор сохранил конверт и ее письмо. Тем не менее, мои воспоминания не вошли в ее книгу. Я не знаю остальных людей, которых вы упомянули. Я вообще не в курсе, что другие делают или не делают. Я пришел к выводу, что  живу на другой планете, нежели большинство из них.

PW: Из трех его фильмов и работ на телевидении, какая на Ваш взгляд отражает характер самого Джимми? 

JG: Я бы сказал, «Бунтарь», потому что есть моменты в фильме, когда он выходит за рамки роли и становится самим собой. Кроме того, документальный фильм о гонках, где он говорит о вождении. Это то, каким Джимми был. 

PW: Рой Шатт однажды сказал, что он чувствовал, что Дин был всегда в маске, и только один раз скинул ее, чтобы выявить уязвимую душу под ней. Верите ли Вы, что в Вашем присутствии это было чаще, чем с другими? 

JG: Это предмет обсуждения многих документальных фильмов. Я не осуждал его. Я никогда не говорил ему "парень, это не круто", или что-то в таком духе. Но самое главное, у нас были такие «проблемы», как следы прежних ран. Если что-то беспокоило его, он знал, что может мне довериться. Он знал, что я бы не "предал" его, для  Джимми это было основным фактором. Немногие это понимали. Это та часть его души, которую Шатт увидел на мгновение, под действием обстоятельств и химии, на один короткий момент, бинго! двери приоткрылись, но только на щелочку.

PW: Вы хотите сказать, что учитывая то время, молодые годы, всю фотогеничность и мятущиеся роли, поведение Джимми было  специально ориентировано на мужской шовинизм и браваду? Он намеревался произвести впечатление на вас? Другими словами, один бунтарь пытался произвести впечатление на другого? 

JG: Иногда. Но не всегда, поскольку я был моложе, не имел опыта, чтобы поднять ставки в игре. Я родился в Луизиане, жил в Голливуде, ошивался на Сансет Стрип в ночных клубах в возрасте шестнадцати лет. Мы приехали из разных мест, но личности были похожи, у нас был своего рода взаимный сбор впечатлений, хотя мы и боролись, выкидывали трюки, отпускали шутки. Он любил играть. 

PW: А Вы не видели Джека Симмонса после смерти Дина? 

JG: Я видел его, он впутался в темные дела и ничего хорошего о себе рассказать не мог. Вы в курсе, что я знал Джека задолго до Джимми, (как и Дика Клэйтона - он был моим агентом, когда открыл Таба Хантера прежде Джимми).  Позже Джек сделал ринопластику, чтобы быть похожим на Дина. Еще до Джимми он пользовался сомнительной славой пылкой голливудской дамочки. Мы приятельствовали до Джимми, но, положа руку на сердце, Джимми стал золотым призом в нашей иерархии. Многие заявляют, что дружили с Джимми - некоторые из них  написали книги и т.д., но у Джимми было несколько близких ему людей. Голливуд прежде всего социум. Люди являются его частью, и если бы Джимми не сделал пару фоток, и в настоящее время не появлялся в журналах, так как Брандо, он остановился бы где-то на середине карьерной лестницы, как актер «с возможным будущим». Иными словами, история раскручивалась очень быстро, и Джимми не мог этого контролировать, потому он не доверял многим людям. Он был груб, отказался быть "светским" или смеяться по заказу. Когда он встречал кого-то, кому он мог доверять, как он считал, его личность исчерпывала. Он иссушал людей, и если хоть на минуту ты показывал отсутствие интереса к нему, то, что он не является жизненно необходимым для тебя, это было завершением отношений. Он был заключен в свою тюрьму - одиночество, в котором тонул, и стонал, и отчаянно искал людей, как Джек, или я или Эрта Китт, которые бы не отвернулись от него, показывая, что у них нет на него времени. У Джимми был знаменитый рисованный мультфильм, где парень смотрит в окно, и говорит: "Люди чертовски нехорошие!" 

PW: Вы писали биографии «Реальный Джеймс Дин» и «Live Fast, Die Young» спорадически, на протяжении двадцати лет, что, в конце концов, показало все отношения с Дином в правильной перспективе?  

JG: Ух ты. Иногда Вы задаете хорошие вопросы. После того как я написал первую книгу - которая была продана в количестве 160.000 экземпляров, я никогда не собирался писать о другом Джимми. Тем не менее, мир изменился, и, как я уже сказал, я брал много интервью для книг и документальных фильмов, и наконец, понял, что отсутствуют основы. Они писали книги в обмен на доллары, а как вы съедите апельсин, не почистив его? Как вы достанете жемчужину без того, чтобы вскрыть раковину? Я знал, что если бы внезапно умер, многие вещи никто никогда уже не узнал, самые главные вещи о человеке, которые были скрыты глубоко внутри, тогда как других волнует лишь оболочка. Мне всегда нужно было дойти до сути дела, и я был таким с самого начала, как только приехал в Голливуд, и учился в средней школе. Поэтому я решил написать еще одну книгу – «Live Fast, Die Young», углубиться в суть дела. Весь период между первой и второй книгами я исследовал, каким он был, вспоминал разные моменты, каждое лицо, искал тех, кто мог бы мне напомнить то, что я забыл. И теперь могу с уверенностью сказать, что все отобразилось в "правильной перспективе", потому что я имею довольно ясное представление о тех днях, хотя это все равно субъективно.

PW: Джо Хайемс утверждал в своей биографии «Маленький потерянный мальчик», что преподобный Джеймс ДэВеерд признался, что у них с Дином были сексуальные отношения еще в то время, как Джимми учился в средней школе, и продолжались время от времени в течение нескольких лет. Излишне говорить, что это произвело эффект разорвавшейся бомбы, вызвав огромную шумиху, и полный отказ от книги со стороны большинства поклонников и конечно, «семьи». Вы упомянули ДэВеерда в сострадательном наклонении в начале «Живи быстро», подразумевая, что последние биографы каким-то образом все исказили. То есть вы не делаете сенсации из этого, и не ставите подножку этой связи. Могли бы Вы прокомментировать различия в отношении к этому аспекту Хайемса и Вас?  

JG: Все всегда начинается с поисков "бомбы". Это напоминает мне крысиные бега за сыром. Различия в подходе к вопросу о ДэВеерде в том, что меня прежде всего волновал человеческий фактор в понимании ДэВеерда, который восполнил «пробелы» в жизни Джимми, оказывая ему ту серьезную поддержку, в которой тот сильно нуждался. Люди смотрят на фотографии Джимми и видят улыбающегося мальчика, но даже не могут представить, что за этим скрывается буря неспокойной души. Это та область, на которой ДэВеерд пытался сосредоточиться, и если дело дошло до того, что Дину нужен был физический аспект, так оно и случилось. 

PW: Книга Пола Александра полностью разрушает консервативное представление о Дине, и закрепляет за ним обожествление гей-сообщества. Речь идет о том, что это гей-книга о гее Дине. Согласны ли вы, что "Бульвар" имеет явно предвзятый подход, который иллюстрирует очевидную гей-повестку дня.  Другими словами, основной тезис Александра  сделать Дина геем  раз и навсегда? 

JG: Книга Александра нарушила все запреты и табу, и была ориентирована на гей-сообщество. Его "гей" истории высказаны не по существу, являются оскорбительными, и не имеют ни малейшей ссылки на источник. Александр сделал то же самое с книгой о Сильвии Плат, прыгнув из реальной жизни в фантазию. Я знаю, что Александр был в процессе развода, когда брал у меня интервью, и он был наиболее заинтересован в гомоэротических деталях, которые я не описывал в подробностях.  Думаю, в книге отражена сексуальность Александра, она пропитана ею, и он постоянно на нее отвлекается, как в литературе Эллроя. Он описывает интенсивные эротические сцены, которые скорее плод его воображения.

PW: Что стало с вещами Дина, которые были вынесены из дома в Шерман Оукс Джеком Симмонсом в ночь смерти Джимми? Вы писали о том, что Симмонс спрятал вещи в заброшенном подвальном помещении, которое впоследствии было затоплено, когда прорвало водопровод.  

JG: Симмонс снимал помещение рядом с магазином на бульваре Санта Моники. Уровень пола был низким, бетонным, и когда разразилась серьезная утечка, вода затопила пол и не просочилась, а осталась стоять: все, что хранилось в картонных коробках начало гнить и было уничтожено; пострадали и другие вещи. В то время Симмонс уже участвовал в ряде противозаконных действий с другими лицами, называть которые не буду. Мне сказали, что он обещал продать Нику Адамсу некоторые из вещей Дина, но, насколько мне известно, вещи никогда не появились. Большинство из них были просто выброшены владельцами здания, которые знать не знали, что они принадлежали Дину. 

PW: Леонард Розенманн  рассказывал, что Джимми был жестоким и неуправляемым, когда пил. Есть и другие свидетельства в последних биографиях. Например, воспоминания очевидцев. В «Live Fast» есть один такой эпизод. Розенманн утверждает, что Пьер рассталась с Джимми, потому что пьяный Дин ее бил. Что Вы можете об этом сказать? Однажды на вечеринке нетрезвый Дин заявил во всеуслышание, что у Ленни роман с Лоис Смит, (актрисой «К Востоку от Рая»). Хотя жена Ленни, Адель, уже знала об этом, я считаю, эта сцена заложила основу для последующего утверждения Розенманна, что Дин "пьян и беспорядочен, а я перерос эти вещи".   

JG: Дин многое сделал для Ленни Розенманна. Это мое личное убеждение.  Джимми хотел получать от дружбы больше – ему хотелось бегать, играть в  баскетбол (или пинг-понг, что мы делали пару раз); он хотел больше, чем Ленни готов был дать. Ленни раздражало, что Дин прижимается к нему, требует внимания, он говорил: «Я не твой отец! Пойди поиграй с отцом!" Я знаю, Розенманн задевал чувства Джимми, и если его история правдива, что Дин болтал о Лоис, так только потому, что Джимми ревновал Ленни к «Мисс Никто» в то время, как снимался в «К Востоку от Рая», и это отражено на экране. Джимми не мог пить много ликера. Я не видел, чтобы он становился агрессивным или падал замертво. Скип Е. Лоу, который работал в ТВ-шоу, был вместе с Джимми пару раз, один раз  - с Шелли Уинтерс в баре Нью-Йорк. Скип мог бы рассказать вам об этом. Как он мне говорил, Джимми сразу проглатывал свой напиток, быстро пьянел и иногда мочился прямо в углу бара, вместо того, чтобы пойти в туалет. Джимми был билетом к успеху для многих людей. И что они сделали после смерти Дина в свою очередь? они стали указывать на его безрассудство, которое послужило причиной его смерти. «О, мой бог! Я мог погибнуть с ним!» Это не так, поскольку он не приглашал других пойти с ним. Звучит все это чертовски романтично от таких людей, как Билл Баст, как он изобразил в своем ужасном кино. Мол, Джимми приглашал сопровождать его в «смертельной поездке». Факт в том, что Порш был двухместным, и никогда не обсуждалось, что Рольф не будет сидеть рядом. Джимми, возможно, приглашал других приехать и посмотреть гонки - большое дело, верно? Но он никогда не говорил: "О, поехали со мной». Еще один факт: вы не можете знать, в магазине или на свидании вас настигнет судьба. Все знают, что это не было самоубийством, и не было предсмертной записки. У Джимми были планы на жизнь, которые не включали гибель на чертовски скучной дороге с другой стороны Бейкерсфилда!

PW: Как Вы думаете, есть предпосылки того, что Джим применял бы насилие к супруге, бил жену? В «Live Fast» Вы писали, что Карен Дэвис поведала Вам, или кому-то еще, что Джимми рассердился, и ударил ее несколько раз.  

JG: Он ударил ее. Я видел синяки. Не могу говорить гипотетически о том, что могло бы быть. Если бы он много пил и употреблял наркотики, он мог бы быть неприятным – доставал бы людей вокруг. Я не видел в нем буйного нрава, или того, что люди выдумывают на основе его фильмов: вот так-и-так, крутой парень. Когда на самом деле карлик мог надрать ему задницу. Джимми стал очень подавленным, очень тревожным в одно время. Я думаю, что если бы вы указывали ему, как себя вести и что делать, он бы выбил из вас дурь. Я знаю, что он сделал с кем-то еще – при участии реальных лиц, и это был конец отношений. Джимми переживал все внутри себя, и слава только усугубляла эти муки, причем у огромного числа «звезд». (Например то, что случилось с Мэрилин Монро.) В каком-то смысле Джимми не мог справиться с отказом.

PW: Это своего рода продолжение предыдущего вопроса о Дине и Розенманне, когда речь зашла об интрижке с Лоис Смит. Это было предположение, что Дин ревностно относился к святости понятия брака, и поступил так, как поступил, поскольку решительно не одобрял их связь? Джимми никогда не комментировал свои взгляды на брак?  

JG: Взгляды такие же, в основном, какие у всех нас: святость, любовь, дети, маленькие или большие дома с двумя автомобилями, страховыми полисами и жизнью в розах. Была одна вещь, которую я ясно помню, потому что мы говорили об этом много раз – Вы не спите с чужой женой. Если ты это сделал, ты гнида, а не мужчина. 

PW: Что Вы помните о друге Дина, актере и художнике Билли Ганне? 

 JG: Я познакомился с Билли через  Джимми и Марти (Ландау), и был дружен с ним в 56-57 годах в Нью-Йорке. Картина из далтоновской книги – написанная, якобы, Джимми, с черным игроком на саксофоне, была, думаю, на самом деле сделана Билли, который был хорошим художником и актером, и аккуратным парнем. Джимми так не рисовал. У Билли была картина, очень близкая к этой, где был изображен парень с трубой. Он был хорошим художником, хотел рисовать по-настоящему, но совершил ошибку. Он дружил с Марти Ландау и Бен Carruthers. Я знал обоих. Бен был на год моложе меня, он умер 23 года назад (я видел его несколько раз в Луизиане в начале 80-х). Кажется те, кого я знал, уже умерли. Мы все привыкли болтаться в ящике Пандоры на West 4th Street, прежде Таверне Луи. 

PW: Мы ранее говорили о Лиз Шеридан и ее биографии о Дине. Вы отметили, что после того, как Лиз сделала несколько пространное интервью с Вами, другой человек, Энглунд, связался с Вами от ее имени, и взял еще одно интервью. Верите ли Вы, что напрашивается вывод – Ваши воспоминания слишком сильно отличаются от богемной романтики шоу-бизнеса, которую они пытались изобразить? И Ваши воспоминания были вырезаны из книги по этой причине? Отношения с Роджерсом Брэккетом не могут быть проигнорированы, это очевидно, но Вы и Ваш опыт с Дином отличался от того, что  хотелось бы видеть Шеридан и издателю. Комментарий?  

JG: Я был разочарован, что она не включила в книгу мои воспоминания, поскольку мы говорили по телефону несколько часов. Наши взаимоотношения с Джимми отвлекают от основной линии повествования, и кроме того, они могли подумать, что поспособствуют лучшим продажам моей книги. 

PW: В новой биографии Уэса Геринга, «Бунтарь с причиной» (читать правильно), его центральный тезис состоит в том, что Дин был рассчетливый, трудолюбивый актер, который постоянно работал на "образ". Иными словами, Дин не был ни беспокойным, ни отчаянным, ни обуреваемым тоской одиночкой, каким изображен в фильмах и большинстве телевизионных работ. Проблемный образ бунтаря, над которым он упорно трудился, чтобы совершенствоваться, в соответствии с Герингом, это лишь яркая поза, с четким курсом на успех. Большая часть этого предположения основана на источниках, таких как мемуары Шеридан. Как вы относитесь к этой попытке «пересмотра» личности Дина в консервативном ключе? Можете ли Вы поверить в охваченного страхом позера в пику подлинной тоске?  

JG: Джимми был "позером" только в своем желании быть признанным в образе Брандо. Нужно понимать, какое влияние оказал Брандо на Нью-Йорк и Голливудскую сцену. Вам это трудно понять, нужно было быть там в тот момент. Он потряс мир. Все мужчины хотели быть похожими на Брандо. Женщины хотели быть "Брандо в юбке". И Джимми не был исключением. Он сознательно подражал Брандо, как и десятки других, которых я мог бы назвать. Кроме того, что Джимми все равно оставался другим. Он был звездой. Это не то, чему можно научиться или уподобиться. Это то, что есть в вашем духе и характере, слияние кино, света и камеры, которые видны нагло и неприкрыто. Есть люди, которые сразу видят такое лицо своим наметанным глазом, такие, как Казан. Он знал, кого он покупает: электростанцию тоски и пытку психики. Он покупает большого, трудного ребенка. 

PW: Один из друзей Джимми в Голливуде, Лью Брэкер, недавно заявил, что для него нет никаких сомнений, что сын Пьер Анжели не от Вика Дамонэ, а от Дина. Брэкер  был непреклонен, когда говорил об этом толпе поклонников на 50-й поминальной службе в Индиане. Существует ли возможность наличия внебрачного ребенка?  

JG: "Брэкер был непреклонен, говоря это толпе", скажете Вы, а я скажу – «толпа». Брэкер был двоюродным братом Розенманна. Насколько я знаю, он продавал страховки и въехал на волне интереса к Джимми в бесконечность, занимая свое место в Саншайн-Медиа. Абсолютная чушь о малыше Дамонэ. Джимми рассказывал мне, как Пьер измучила его в трейлере, и он трахал ее на полу, «по-собачьи». Он сказал, что заплакал. "О, Боже, я плакал, как гребаный ребенок, потому что я причинил ей боль». Я не знал, что он имеет в виду. Мир никогда не примет истину, что не было никакого «романа» между ним и Пьер. В Голливуде мы трахаемся, но это не значит, что мы влюблены. Мы трахаемся по множеству причин, но мы этого не делаем, когда слышим свадебные колокола в часовне! Мы трахаем друг друга, потому что это язык, который мы понимаем. Это способ, которым мы связаны внутри стеклянного пузыря. Денежная машина выкачивает доллары через средства массовой информации, выдумывает воздушные замки, высокие отношения, которые влияют на сознание масс, чтобы инициировать определенные картины, как Евангелие истины. Пьер хотела трахнуть меня много лет спустя, после того, как рассказывала мне о своей тайной тоске, и фантазиях на тему Джимми. Со мной была моя дочка, а Пьер сказала: "Ну, ты можешь отвести ее в другую комнату и запереть дверь".

Далее

Категория: ИНТЕРВЬЮ | Добавил: karla-marx (24.10.2012)
Просмотров: 1972 | Теги: перевод, Интервью, Live Fast, Джек Симмонс, Джон Гилмор, John Gilmore, Кеннет Энгер | Рейтинг: 5.0/5
ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

Всего комментариев: 0
avatar