Публикации

Главная » Статьи » КНИГИ » Рональд Мартинетти

Рональд Мартинетти. Джеймс Дин: за мифом, глава 9

Перевод: Светлана Ра  для сайта james-dean.ru


 

ПРИЕЗД ДЖЕЙМСА ДИНА в Голливуд весной 1954 года был незаметным.

Элия Казан совершенно ясно дал понять студии, что не хочет широкой рекламы для молодого актера, так что его присутствие прошло полностью незамеченным голливудской прессой.

Дин быстро нашел жилье, сняв за пятьдесят долларов в месяц квартиру с Диком Дэвэлосом, другим молодым актером, который участвовал в фильме. Квартира находилась над аптекой в Бербанке, прямо напротив Warner Brothers.

Гонорар Дина за фильм составлял десять тысяч долларов, и с деньгами, которые ему авансом выдали на студии, он купил красивую лошадь пегой масти с белой гривой, которую он назвал Cisco и разместил в конюшне в соседнем Гриффит-Парке.

Поскольку у Джейн Дики не было офиса на Западном побережье, она приняла меры, чтобы «Агентство известных актеров» позаботилось о ее клиенте. Офис возложил эту задачу на Дика Клейтона, одного из младших агентов; выбор, как оказалось, оправдал себя. Солидный и спокойный, Клейтон был бывшим актером, который снимался в фильмах «Высокая Сьерра» и « Поезда проезжают ночью». Он разбирался в киноиндустрии, и знал, как обращаться с актерами. Спустя несколько дней после их первой встречи, Клейтон организовал для Дина покупку маленького спортивного автомобиля, MG, и вскоре после этого Дина можно было заметить проносящимся в нем по городу, обычно в сопровождении привлекательной инженю, номер телефона которой ему заботливо предоставил агент.

Съёмки «К Востоку от Рая» начались по графику в середине мая. Казан и его сценарист решили заранее снять только последнюю четверть книги, об отношениях двух братьев Траск -  Кэла и Арона (Каин и Авель), и их отца, Адама.

«Я не читал роман», позже сказал Дин репортеру Говарду Томпсону. «Мой способ, который вполне оправдал себя – это работа с адаптацией книги, а не с оригиналом».

Действие фильма разворачивается в сельской Калифорнии, по мере готовности Америки вступить в Первую мировую войну. Рэймонд Мэсси сыграл старшего Траска, строгого и набожного человека, который обращается к Священному писанию за советами. Джо Ван Флит играла жену, которая бросила его и сыновей несколько лет назад. Она твердая и циничная хозяйка, которая управляет процветающим публичным домом и думает, что рассмотрела в своем младшем сыне задатки предпринимателя. Джули Харрис играла Абру - молодую девушку, влюбленную в обоих сыновей Траск.

По сюжету фильма Дин пытается подзаработать денег для компании отца, выращивая зерновые культуры для нужд армии; вместо того, чтобы отблагодарить его, старик ошеломлен спекуляцией своего сына на нуждах войны. Попытка Дина заслужить любовь терпит крах - знакомая тема в его жизни и фильмах. На философском уровне фильм символизирует разрушение старой морали зарождающимся капитализмом.

Остальную часть великолепного актерского состава, собранного Казаном, составили Альберт Деккер, Гарольд Гордон, Барбара Бэксли, Берл Айвс и Лон Чепмен. Ричард Дэвэлос, другой протеже Казана, который всего за несколько месяцев до этого работал билетером в кинотеатре, играл Арона, более нежного и любимого отцом сына Траск.

Warner Brothers была полна решимости не экономить на расходах в производстве фильма. Точная копия города Салинаса, место действия истории, была тщательно построена на студии; продюсер буквально очередями выстреливал указания всему штату, уточняя самые мельчайшие подробности:

«Каким был вещевой мешок времен Первой мировой войны?»

«В 1917 они использовали фотовспышки или порошок 1917?» Даже городской склад был заполнен товарами того времени.

С самого начала Казан работал в тесном сотрудничестве с Дином. Директор знал, что молодой актер, который казался среди остальных актеров «мрачным, напряженным и смущенным», требовал его личного внимания.

«Джимми был обнажен, легко раним», объяснял Казан. «Сначала я работал с ним, чтобы вселить в него уверенность. Затем я давал ему небольшой толчок в правильном направлении».

Они вдвоем часто совершали длинные прогулки, обсуждая сцену, и чтобы расслабить Дина, Казан иногда препирался с ним, пока актер не был готов работать. Когда дубль все еще был трудным, Казан обращался к другим средствам. Как он позже сказал писателю Глену О'Брайану, «Однажды мы потратили целый день на одну сцену, и он никак не мог ее сыграть, и тогда я напоил его красным вином. Он не мог много пить, потому что алкоголь сильно влиял на него, и  он терял контроль, но я дал ему два стакана вина, и он сыграл сцену великолепно».

Об уловках Казана в стимулировании незабываемой игры Дина было написано много. Но, по словам Лона Чепмена, тоже члена Студии, Дин был недоволен этими режиссерскими трюками «и жаловался, что это не действует».

«Работать с Джимми Дином и Рэймондом Мэсси было замечательно», сказала Джули Харрис позже. «Джимми был очень одаренным. Не было ничего, чего бы он не мог сделать. Он был до ужаса интересен. И он любил быть непослушным, совсем как Том Сойер».

Мэсси, актер, получивший образование в Оксфорде, не разделял эту оценку.

«Он просто не выносил парня», позже вспоминал Казан. «Никогда не знаешь, что он собирается сказать или сделать», жаловался Мэсси режиссеру. «Заставьте его прочитать свои строки так, как они написаны».

Но Казан ухватился за этот антагонизм, чтобы обострить напряженность на экране между уравновешенным отцом и его непослушным сыном. Во время одной сцены, в которой Адам Траск серьезно читает Библию своим сыновьям, Казан сделал так, что Дин шепотом произносил ругательства, чтобы усилить гнев Рэймонда Мэсси. И это сработало.

Собственные чувства Казана к Дину были смешанными, и это несоответствие сказалось в более поздних его интервью. В одном случае он объяснял:

«С Джимми было нелегко, потому что ему это все было в новинку. Он походил на зверюшку. Беспокойный или сомневающийся. Но вкупе с увлеченностью, пониманием и терпением он играл потрясающе. Боже, он выдал все, что только мог. Совершенно ничего не утаивая. Только в самом-самом конце – в последние несколько дней, когда мы поняли, что вот-вот родится новая звезда, и все почуяли это, и разные люди из рекламного бизнеса начали бродить вокруг него - тогда, я думаю, он начал задаваться. И я думаю, что к следующему фильму что-то в его характере было безнадежно испорчено».

Однако в менее благостном настроении он сказал лондонской Daily Express: «У Джимми был довольно трудный и, по большому счету, абсолютно невозможный характер. Он ужасно не ладил с коллегами - актерами и командой, которая делала фильм».

«Кто ему действительно помог в «К Востоку от рая», так это девушка - Джули Харрис. Она обращалась с ним с поистине ангельским терпением, даже при том, что, когда она играла свою сцену хорошо, он пытался ее разрушить.»

«Самой большой его любовью был он сам, и он проводил много свободного времени вне съемок, снимая самого себя на камеру».

В начале июня на несколько недель съемки переехали в окрестности города Спрекелс в Долине Салинас. Здесь Казан снял отрывки, включая злополучный проект охлаждения салата Адама Траска и предприятие урожая бобов Кэла. Другие сцены были сняты в живописном городе Мендосино на побережье к северу от Сан-Франциско.

Дин только что купил мотоцикл Триумф T-110 и планировал поехать на нем в Спрекелс, но Казан быстро наложил вето на эту идею.

«Нечего там делать, Джимми», сказал ему режиссер. «Я не могу рисковать, что ты убьешься».

Учитывая, что Дин был известен как беспечный ездок, несомненно, осторожность Казана была оправданной.

«Бывает примерно по одной аварии в год», сказал Джимми одному репортеру.

«Если он собирался убить себя», сказал позже Казан, «я не позволил бы, чтобы он сделал это во время съемок моего фильма».

Когда съемочная группа вернулась с полевых съемок, Дин решил съехать из квартиры и жить в своей раздевалке в студии, роскошном номере люкс с двумя комнатами, в котором когда-то жили такие звезды как Бетт Дэвис и Эррол Флинн. Казан, живший в смежной гримерке, поощрил его переезд.

«Я бдительно следил за ним день и ночь», сказал он, "так что мы были уверены, что снимем эту проклятую картину".

Однажды днем во время перерыва, Дин отправился на смежную площадку, чтобы увидеть своих друзей, Пола Ньюмана и Джозефа Вайзмана, которые снимались в фильме под названием «Серебряная Чаша». Они представили его другому участнику съемочной группы, прекрасной актрисе итальянского происхождения по имени Пьер Анджели.

В свой двадцать один, Анна Мария Пьер Анджели была совершенно невероятна. У нее были зеленые глаза, тонкие, женственные черты и легкие каштановые волосы. «Она не из этого мира», однажды сказал Дин. До того, как ее обнаружил Витторио де Сика, и она стала актрисой, Пьер, дочь инженера, была студенткой отделения гуманитарных наук в Риме. Она приехала в Голливуд, чтобы играть роль итальянской невесты военнослужащего в фильме «Тереза», и теперь жила в Брентвуде со своей матерью и двумя сестрами, одна из которых, Мариса Паван, близнец Пьер, тоже была актрисой.

Вскоре Пьер и Джеймс Дин стали ежедневно навещать друг друга на съемках и разделяли тихие обеды в закоулках студии. Их перешептывания и то, как они держались за руки, стало предметом сплетен на студии, и в различных рубриках светской хроники начали появляться заметки о подающем надежды романе.

«У Джеймса Дина ведущая роль в фильме «К востоку от рая», и скоро все о нем услышат», написал обозреватель Сидни Скольский 29 июня 1954. «Пьер Анджели, которая не играет в этом фильме, уже поняла, что он из себя представляет».

Подобные заметки вскоре привлекли внимание матери Пьер, строгой, старомодной женщины, которая считала нерелигиозного Дина неподходящим парнем для своей дочери. Но, несмотря на возражения госпожи Анджели, пара продолжала встречаться. Ранним тихим утром они совершили конную прогулку вдоль голливудского побережья, и Дин привел Пьер на вечеринку к Элии Казану. Дин взял с собой свои барабаны, и он и Пьер вместе на них играли.

Затем как-то вечером Дин привел Пьер намного позже ее комендантского часа. Когда госпожа Анджели сделала ему выговор, Джимми сказал ей, что она «слишком строга» с Пьер. После этого мадам Анджели запретила дочери видеться с Дином, и даже попыталась заставить студию держать молодую пару на расстоянии друг от друга; но когда Пьер стала угрожать уйти из дома, ее мать смягчилась, и роман продолжился.

Двадцать второй день рождения Пьер они с Дином провели в Гриффит-парке в заботах о Циско, лошади Дина.

«Пьер - редкая девушка», рассказывал Дин другу. «Я ее уважаю. В отличие от большинства голливудских девушек она настоящая и искренняя».

Своему старому другу Биллу Басту он говорил: «Я могу с ней разговаривать. Она меня понимает».

«Джимми другой», цитировали Пьер. «Он любит музыку. Он любит ее от всего сердца, так же, как и я. У нас так много всего, о чем мы можем разговаривать. Так здорово иметь такое взаимопонимание».

Влияние Пьер имело сильный эффект на Дина. Он стал более опрятным и даже начал аккуратнее ездить, поскольку Пьер не одобряла его привычку к скорости. Чтобы показать свою привязанность, он забрасывал ее подарками и с гордостью отвел ее домой, чтобы познакомить с отцом и мачехой.

«Молодой лев», язвительно заметил писатель, «был приручен любовью».

Это внезапное изменение в Дине одновременно поражало и забавляло его друзей. Актриса Конни Форд вспомнила свое изумление от вида Дина на званом обеде, одетого в темно-синий костюм и элегантный итальянский галстук. И это было впервые, когда актриса видела его с расчесанными волосами. Сияющая, в белом шифоновом платье Пьер, сидела рядом с ним.

В другой раз Дин по случаю даже надел смокинг и сопроводил Пьер на премьеру «Звезда родилась» - праздничного мероприятия, проведенного в театре Pantages, которое посетили такие звезды, как Марлен Дитрих и Кларк Гейбл.

Поскольку отношения их стали более близкими, неизбежно начали циркулировать слухи о браке.

«Как вы думаете, в конечном счете, вы, ребята, поженитесь?" смело спросил Дина репортер.

«Вы имеете в виду меня и мисс Пиццу?» уклончиво ответил тот. «Кто знает?»

Хотя он и Пьер часто говорили о браке, Дина разрывала изнутри нерешительность. Он сказал Джо Хьямсу, что он раздумывает, не стать ли ему католиком, таким образом, чтобы он и Пьер могли пожениться. Но другому другу он признался, что боится быть связанным и чувствует, что не готов.

«Я не женился бы на ней, если бы не мог позаботиться о ней должным образом», говорил он. «И не думаю, что я эмоционально достаточно стабилен, чтобы сделать это прямо сейчас».

Но для Пьер проблема оказалась более простой. «Она думала, что если бы он ее действительно любил, он женился бы на ней», сказал друг. Это стало больным вопросом между ними, и впервые начались ссоры и встречные обвинения.

В конце августа Дин закончил свою работу над «К востоку от рая», и поехал в Нью-Йорк, чтобы участвовать в сериале «Беги, как вор»  студии NBC Philco. В программе, вышедшей в эфир 5 сентября 1954, Джимми играл молодого человека, который подозревается в грабеже. Пьер и вопрос брака постоянно крутились у него в голове. Гасти Хубер, который был в составе съемочной группы, помнит, что Дин постоянно говорил о Пьер, и однажды во время перерыва репетиций бегал в Best & Co., чтобы купить ей подарок.

Мисс Хубер была под впечатлением от энергии молодого актера и диапазона его интересов. Во время репетиций он говорил с ней о Хуго Вольфе, австрийском композиторе; Фрэнке Синатра; «Паутине Шарлотты» Э. Б. Вайта; и Бобе и Рэй, двух радио-комиках, чьим стилем экспромта он восхищался. Она не забыла предупредить Джимми, «Вы не можете импровизировать до начала эфирного времени и затем сделать шоу».

Это предупреждение, несомненно, не нашло в нем отклика.

Дин обсудил свою дилемму о браке с Джейн Дики, своим агентом, и та посоветовала ему подождать, пока он окончательно не встанет на ноги. С точки зрения мисс Дики этот совет был, несомненно, значимым. Она знала импульсивный характер Дина и часто предостерегала его; например, всего несколькими месяцами ранее он приехал к ней с желанием изменить свое имя на Маркус Дин, но она со свойственным ей спокойствием отговорила его.

Джимми уезжал из Лос-Анджелеса только на две недели, но когда он возвратился, он ощутил, что что-то изменилось в его отношениях с Пьер.

Они все еще виделись друг с другом, но теперь Пьер появлялась на публике и с другими мужчинами. У обозревателей светской хроники снова была пища для обсуждений, на этот раз они вели хронику окончания романа.

«Отношения Джеймса Дина и Пьер Анджели холодны, как лед», сообщила Луэлла Парсонс своим читателям.

Затем в октябре Пьер внезапно объявила о своей помолвке с певцом Виком Дэмоуном, которого она впервые увидела, снимаясь в фильме в Германии за три года до этого, и с кем она в последнее время встречалась.

Дин был абсолютно ошеломлен.

«О, нет, пожалуйста, скажи, что ты разыгрываешь меня», простонал он, когда Пьер сказала ему о своих планах.

«Он был глубоко ранен и ужасно разочарован», написал Билл Баст. «Когда он был влюблен, он старался выплеснуть все эмоции по полной, он позволил себе целиком отдаться этому чувству, и когда он потерял объект своей любви, он точно также позволил себе страдать на всю катушку».

Это была потеря, от которой Дин так и не оправился. Джо Хьямс позже вспоминал, что за несколько дней до его смерти, Пьер приходила к Дину домой. Когда она уехала, Джимми разрыдался.

Пьер вышла замуж в Римско-католической церкви Св. Тимоти в Вествуде 24 ноября. Брак продлился только четыре года. Позже Пьер сказала, что Джеймс Дин был большой любовью всей ее жизни. Широко обсуждалось, что в день ее свадьбы актер сидел на своем мотоцикле возле церкви, со скорбью наблюдая свадебную процессию. Возможно, это было просто легкой романтичной гиперболой; в любом случае Дин не был в числе среди шестисот гостей, которые засвидетельствовали церемонию в церкви, той же самой церкви, где семнадцать лет спустя после смерти Пьер, возможно в результате самоубийства, будет проведена ее собственная панихида.

 

Категория: Рональд Мартинетти | Добавил: karla-marx (18.07.2016)
Просмотров: 417 | Теги: Рональд Мартинетти | Рейтинг: 5.0/6
ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ

Всего комментариев: 0
avatar