Блог

Главная » 2016 » Февраль » 8 » Как Джеймс Дин навсегда изменил актерскую игру
13:24

Как Джеймс Дин навсегда изменил актерскую игру

После того, как Дин появился на экране, главная мужская роль уже не будет такой, как прежде

 

Источник    Перевод: Екатерина Мироненко 

 

К моменту своей гибели 30 сентября 1955 года Джеймс Дин успел сняться в трех картинах, но только «К востоку от рая», снятая по одноименному роману Джона Стейнбека, успела выйти в прокат. В потоке сентиментальных отзывов, критики выделили Дина и его выдающуюся роль экспрессивного злого брата в библейской истории об Авеле и Каине, пересказанной Стейнбеком. Смерть юной звезды всколыхнула заголовки мировых изданий. Гедда Хоппер в своей статье в «Лос-Анджелес Таймс» выразила всеобщее мнение такими словами: «Я все еще не могу оправиться от смерти Джеймса Дина, одного из величайших актеров, которого я когда-либо знала».

Месяц спустя «Бунтарь без причины» вышел на экраны, и зрители выстраивались в огромные очереди, чтобы увидеть драму Николаса Рея о проблемном молодом парне из Америки. Может быть, Дин и скончался недавно, но неожиданно он ожил на всех экранах страны. Никто не предполагал такого неподдельного интереса публики. Зрителям очень понравился образ Джима Старка, который воплотил Дин. Многие узнали в нем себя, тех, кто отчаянно борется с болью и проблемами, скрывающихся за «крутой» внешностью.

После этого миф окружил жизнь и смерть Дина. Все это только усилилось с выходом его последней картины «Гигант». В киноадаптации новеллы Эдны Фербер о богатых техасцах сыграли Элизабет Тейлор и Рок Хадсон. Дин исполнил роль Джетта Ринка, «бедного родственника», которого принимают в свой круг богачей лишь тогда, когда он находит нефть и становится миллионером. Его перевоплощение из скромного пастуха в спесивого нефтяного магната со склонностью к спиртному было удостоено номинации на «Оскар». Также его номинировали за картину «К востоку от рая», и таким образом он стал единственным в истории актером, кого дважды номинировали посмертно.

По прошествии лет стало понятно, какой огромной оказалась эта утрата для всего мира кино в тот сентябрьский день, когда Дин погиб в своей машине. И миф неуклонно рос. Через некоторое время он стал международной легендой, наряду с Мэрилин Монро и Элвисом Пресли. Миф, однако, процветал не из-за его трагической гибели, а благодаря бессмертному наследию, которое он оставил своими работами. Джеймс Дин умел по-настоящему перевоплощаться. До Дина актерство было другим. В 30-е, 40-е и начале 50-х годов актеры играли в классическом стиле. Кларк Гейбл в «Унесенных ветром», Гэри Купер в «Сержанте Йорке», Спенсер Трейси в «Городе мальчиков» — все они показывали сдержанный, беспристрастный стиль игры. Но Дин, как и Марлон Брандо, и Монтгомери Клифф – два актера, повлиявшие на него более всего – смог усовершенствовать их манеру. Брандо в «Трамвае «Желание» , Клифт в «Месте под солнцем» и Дин в «К востоку от рая» — все это примеры «вживания в роль», метода по системе Станиславского (который в своей студии преподавал Дину Ли Страсберг - прим. редактора).

«Все дело во «вживании в роль». Актер начинает задействовать фрагменты из своей жизни и личный опыт, чего никогда не делалось ранее. Он вытаскивает реальные ситуации из своей личной жизни и применяет эмоции к своей актерской игре. Прямо и непосредственно. Дин пришел к этому методу интуитивно, используя свое понимание того, что ему нужно делать перед камерой», — говорит Дэвид Гарфилд, автор книги «Актерская студия: место актера».

Клифт успел сняться в 17 картинах до своей смерти в 1966 году,  Брандо – почти в 40, но именно Дин, со своими тремя полностью законченными проектами, стал символом преобразований в актерской игре в 60-х годах. Именно тогда Харви Кейтель, Роберт Де Ниро и Аль Пачино стали известными, а последний даже назвал Дина «вдохновением»:

«Дин был очень естественным в своей игре, что само по себе редкость. Дин хотел быть честным со своим героем. Я думаю, это то, что побудило других актеров следовать его примеру», — говорит Антон Корбейн, режиссер фильма «Лайф» о Дине и его дружбе с фотографом Дэннисом Стоком.

 
 
Что выделяло Дина среди остальных? В то время, как Гейбл, Купер и Трейси были закрыты в своей игре, Дин распахнул себя для зрителей. Для него не существовало понятий «слишком эмоциональный»«слишком откровенный». Дин был очень убедителен, потому что, в отличие от предыдущего поколения, он хотел открыться и показать истинные эмоции на камеру, даже если эта игра причиняла ему боль, а зрителям, в свою очередь, было больно смотреть на него.
 

Что касается «вживания в роль», когда он был членом Актерской Студии и читал Станиславского, он мог сам контролировать свою работу.

«Очень важно для актера иметь возможность быть самостоятельной личностью. Дин пытался добиться этого в обход правил Студии. Тот факт, что Дин пытался найти правдивость в персонажах, и сделало его вдохновением для многих», — добавляет Корбейн.

В частности, Дин сформулировал свои собственные теории, и эти теории вписались в идею о том, что актерская игра должна быть стихийной, эмоциональной, ситуативной. Во времена Дина слово «ситуативность» имело немного другое значение, даже для тех актеров, которые следовали методу. Дин полагал, что момент – самый важный элемент процесса игры, что актер должен работать от момента к моменту, что успешная игра – это цепочка выдающихся моментов, соединенная звеньями, как ожерелье из прекрасных жемчужин.

«Актер объясняет жизнь. И чтобы у него это получилось, он должен захотеть взять за основу его личный опыт в жизни. Он должен отыскивать нечто большее, чем ему готова предложить сама жизнь. За короткий промежуток времени актер должен узнать все, что он знал, и испытать все, что ему следует испытать, ну или хотя бы как можно ближе подойти к этому. Он должен быть суперчеловеком в своих попытках понять свое подсознание и задействовать все, что ему может пригодиться для выражения характера своего персонажа». (Джеймс Дин)

Просмотров: 1405 | Добавил: karla-marx | Рейтинг: 4.2/5
ПОПУЛЯРНЫЕ ЗАПИСИ

Всего комментариев: 0
avatar